Псалом 62 - Евфимий Зигабен Толковая Псалтирь

Псалом 62

Псалом Давиду, внегда быти ему в пустыни иудейстей.


Бежав от Саула, Давид пришел в пустыню, так назы­ваемую безвлажную, где и жил. Итак, в сей то пустыни находясь, он сочинил настоящей псалом, в котором открывает чрезвы­чайную любовь свою к Богу. Он также и пророчествует в нем об истреблению, которому имели подвергнуться гонители его. Сей псалом приличен и нам—христианам. Ибо когда и мы нахо­димся в пустыни сладостных предметов мирa и имеем пламен­ную любовь к Богу; то без сомнения будут истреблены и наши видимые и невидимые враги, и во­все не в состоянии будут вре­дить нам. Некоторые списки содержат: в пустыни идумейской. Почему должно думать, что та пу­стыня, в которой находился преж­де Давид, составляла часть иду­мейской земли (или земли Исава), а потом сделалась частью Иудеи. О сем смотри в 22 и 23 главе первой Царств, что Давид, убе­гая Саула, жил в земле Иудейской, а не идумейской *).


*) Слова Афанасия: Этот псалом отно­сится и к душе, бывшей прежде в пустыни (вне) всякого добра, а потом благодатью Христовою возвратившейся к добру.


Ст. 2. ^ Боже, Боже мой! к Тебе утренюю. В молитвах, говорит, моих к Тебе я провожу утреннее время, потому что как только пробужусь, мысленно бегу к Тебе и до начатия всякого другого дела беседую с Тобою и приношу молитву мою и таковою мо­литвою моею я посвящаю Тебе на­чало дня.

^ Возжада Тебе душа моя. Именем жажды Давид изображает чрезмерность любви своей к Бо­гу; так он выразился подобным образом и в другом месте: возжадала душа моя к Богу крепкому, живому (Псал.41,3) *).


*) Слова Златоуста: Поелику Давид не мог любви своей к Богу представить словом, то посему в разных вещах ищет примеров, чтобы по крайней мере так вы­разить для нас влечение свое и сделать нас участниками своего вожделения... Ибо желая показать чрезмерность расположенности и изобразить силу любви, говорит: возжадала душа моя, то есть, возжелала.


^ Коль множицею Тебе плоть моя. Коликократно,—так перевел и Феодотион. Он говорит: ко­ликократно Тебе в любви плоть моя, иначе я? Ибо сказав выше о душе, здесь присовокупляет и о теле, чтобы выразить, что он так пространнее именует себя вполне, означая сими словами то, что я многократно и чрезмерно жажду и люблю Тебя, Господи! *).


*) Божествен. Кирилла: Не только душа была исполнена божественного вожделения, но и самая плоть представляется еще несколько более жаждущею Бога, когда потеряет жало враждебных стремлений и покоряет волю свою Богу. Итак, когда и мы умертвим земные члены наши и самое наконец мудрование плоти подчиним Божественным законам, тогда и мы скажем с дерзновением слова Давида: возжадала Тебя душа моя; коликократно Тебе плоть моя? Слова Георгия Пахимера: Жаждет душа и насыщает­ся, как имеющая способные вместилища божественных мыслей. Жаждет плоть, колико­кратно в сравнении с душею? Ибо она не имеет способности вместительной, как во­все чуждая Божественных и умственных откровений. Почему и занимая вторичное место, всегда имеет вожделение напряженным. А ум всегда бывает полон тем, что объемлет (в изд. Своде).

^ В земли пусте, непроходне и 6езводне. Столь много, говорит, люблю Тебя, Господи, находясь в сей непроходимой и безводной пу­стыне, что и безутешность пустыни нисколько не изменила любви моей к Тебе.

3. ^ Тако во святем (святили­ще) явихся Тебе. С такою, гово­рит, любовью являлся я Тебе и в святой скинии Твоей, бывшей в Иерусалиме, когда служил Те­бе, по повелению закона (ибо по словам Афанасия и Феодорита, здесь называет святилищем скинию), какое, то есть, стремление имею к Тебе и теперь. Итак, сими словами Давид показывает, что и там, когда молился в скинии, и здесь в пустыни, я сохра­няю одинаковую расположенность и любовь к Тебе, Господи!

^ Видети силу Твою и славу Твою. Так, говорит, поступаю и молюсь в пустыне сей, Господи, чтоб видеть силу Твою, имеющую низложить врагов моих, и ви­деть славу Твою, потому что все будут прославлять Тебя за Твое вспомошествование надеющимся на Тебя *).


*) Слова Феодорита: Я предстою Тебе, воображая неизреченную силу. Ибо как Твое естество непостижимо; то посему беру повод к прославлению Тебя из твоих произведений. А уверовавши из язычников народ непрестанно может говорить: Так явился я Тебе во святилище, то есть, во храме, где Ты без заклания приносим бываешь в жертву, разделяешься нераздельно и иждиваешься, никогда не иждиваясь. Великого Афанасия: Я, говорит, не получил никакого вре­да от пустыни, но, как бы стоя в самой скинии твоей священной, приношу Тебе песнопение.


4. Яко лучши милость Твоя паче живот. Устне мои похвалит Тя. Животами называет, по словам Феодорита, роскошные жизни, или провождение плотолюбивыми людьми жизни в наслаждениях. Для меня, говорит, луч­ше получать от Тебя, Господи, милости в сей пустыни, нежели проводить жизнь мою в роскоши и наслаждении телесными удовольствиями *). За сие то, говорит, и будут хвалить Тебя уста мои, то есть, я.


*) Кирилла: Милостию называет спасение во Христе, а жизнями—закон, то есть образ жительства по закону. Итак, лучше жизней милость. Афанасия: Приступившие к милости Божией, то есть, ко Христу, за ничто считают жизнь в настоящей жизни.


5. ^ Тако благословлю Тя в животе моем, о имени Твоем воздежу руци, мои. Как, говорит, теперь искренно и от всей души моей прославляю Тебя, находясь в сей пустыни; так равным образом буду прославлять Тебя и во всю мою жизнь, и только во имя Твое стану возносить руки мои в молитве *). Или только, призывая одно Твое имя, а не какое либо другое, я простру в молитве ру­ку мою.


*) Слова Божеств. Кирилла: Полагаешь в себе твердое намерение не только благо­словлять Бога устами, но и производить сие в продолжении жизни, то есть прославлять Его добродетельною жизнью.


6. ^ Яко от тука и масти да исполнится душа моя и устнама радости восхвалять Тя уста моя. Как, говорит, рот насыщается жиром и тучными яствами (ибо они когда жирны, скоро насыщают), так насытится душа моя милостью Твоею, Господи! Ибо вы­ше речь была о милости и следо­вательно сим подобием или примером божественный Давид изображает милость. Итак, ею то побуждаясь, я буду хвалить Тебя устами радостными.

7. ^ Аще поминах Тя на по­стели моей; на утренних поучахся в Тя. Поелику, говорит, по­минаю Тебя, Господи, когда нахо­жусь на одре моем; то посему и утром так же воспоминаю Тебя во первых, при том с размышлением о Тебе, то есть, сказав: с размышлением, *) он как бы так говорит: с памятованием о Тебе, Господи, я сплю и закры­ваю глаза мои и опять с памятованием о Тебе открываю глаза мои, так что даже сладки и глу­бокий сон не пресекает у меня и не останавливает воспоминания о Тебе **). Итак, хорошо, братья, и во сне памятовать о Боге; потому что памятование сие отгоняет от души гнусные демонские мечты и мрачный греховный сон. Вместо же того, чтобы сказать в настоящем времени: если я поминаю о Тебе на постели моей, то утрами рассуждаю о Тебе, он сказал в прошедшем времени, поминал и рассуждал.


*) Феодорита: Таким же образом и народ, уверовавший из язычников, помнит без сомнения и на постели Спасителя всех, когда восхваляет Его утром. Крылами он же может назвать правильно ветхий и но­вый завет, которым покрываясь и питаясь и увеселяясь посредством бани нового бытия, он достиг в мужа совершенна, в меру возраста полноты Христовой. У других пишется вместо: утрами—преждевременно, как и Кирилл Александрийский так сие слово читал в толковании на Исаию. И сам Давид так говорит в другом месте: предупредил я преждевременно и воззвал (Псал.118), где преждевременность есть глубокое утро и почти самая полночь, о котором он же говорит: в полночь я вставал ради судов правды Твоей.

**) Посему другой изъяснитель говорит: Таково значение слов его: Память о Тебе, Господи, не позволяет мне спать, но и на сей постели моей питаюсь и в каждую стра­жу ночи сие у меня на мысли, и в памятовании о Тебе провожу ее до самого утра, иначе—всегда. Так же говорить и святый Исаак: Кто достиг совершенной любви к Богу, тот и во сне своем беседует с Богом. Ибо любви так свойственно посту­пать; и она есть совершенство людей в этой жизни их (Сл.85. стр. 513.) Посему и пле­ненная невеста, быв уязвлена любовью к Богу, и во сне своем поминала Бога, почему и говорила: я сплю, а сердце мое бодрствует. (П.5,3). Симмах перевел: воспоминаю о Тебе на постели моей; в каждую стражу я рассуждал о Тебе. Или по изъяснению Феодорита: лежа на постели, я отдалял от се­бя приятнейший сон, каждую стражу (ночи) мысль у меня была о Тебе, и песнями воздавал за оказанные мне благодеяния. Афанасия: Если поминал о Тебе, поставлено вместо: поминая, чтобы была следующая мысль: памя­туя, говорить, о Teбе, я оставался без сна, занимаясь Твоими хвалениями и светлыми Твоими внушениями, которые Ты даешь призывающим Тебя.


8. ^ Яко был ecu помощник мой; и в крове крилу Твоею возрадуюся. Тебя, говорит, Господи, воспоминаю и в бодрственном состоянии, потому что Ты только мой, почему не имею надоб­ности воспоминать кого либо другого, кроме Тебя. Ибо все другие люди для меня бесполезны; поче­му и буду радоваться о своем состоянии под покровом крыл твоих, то есть, промыслительных сил; как и в другом месте сказал тот же Давид: покровом крыл Твоих покрыешь меня (Псал.16,8).

9. ^ Прильпе душа моя по Тебе; мене же прият десница Твоя. Душа моя, говорит, и сердце мое столь много привязаны к Тебе, что не могут удалиться от воспоминания о Тебе ни на малое время. Посему за столь великое сие вожделение и столь тесный союз мой с Тобою, деятельная (Божия) сила Твоя подала мне помощь. Сими словами Давид пророчествует о помощи, которую имел подать ему Бог, а равно о на­ступавшей погибели Саула *).


*) Слова Кирилла: Прилеплением называет как бы некоторым образом окру­женную мысль и стремление к добродетели и неразрывность в любви. Таков был Павел, говорящий: кто меня отлучит от люб­ви Христовой. Ибо ничто не может отде­лить того, кто всею мыслию предан Богу. А когда кто посредством очищения совокупит­ся с чистым; то уже таковой и водится десницею Его, т. е. Христом. Ибо Он де­сница Божия, которою совершает все и все производит. Так Он говорит: Я рукою моею утвердил его (Ис.45, 12). Прилепить­ся же к Богу может тот, кто совершает хождение свое в след Бога, так что может говорить с Павлом: течение совершил я; кто достиг самого конца блаженства, и слышит повеление Божие: ты же стань со Мною (Вт.5, 34). Ибо кто совершил путь во всякой добродетели и приближился к Бо­гу—краю желаний, в котором всякое желание останавливается; тот более не ходит, но соединяется с Богом и прилепляется к Нему и бывает в Духе, так что сообъемлется Божиею Десницею, то есть, Единородным, посредством Которого мы имеем доступ и единение. Нисского: Сие псалмопение сходится с Моисеевою историею; ибо как там касается рука среди камней ожидавшего Божественного голоса и молившегося о последовании за ним; так говорит и Давид, которого вслед Бога прилипшего восприяла Десница.. Афанасия: как клеем, говорит, я прилеплен любовью к Тебе, не забываю о Тебе и на короткое время; почему Ты и спа­саешь меня от злоумышляющих на меня несправедливо.


10. ^ Tии же всуе искаша душу мою; внидут в преисподняя зем­ли. Бог, говорит, помогает мне: враги мои сии напрасно и без всякой причины искали души мо­ей, иначе желали умертвить меня; потому что и они умрут и с смертью снизойдут в ад *).


*) Слова Кирилла: Суетно—поставлено в смысле: несбыточное дело предпринимают ибо не могут похитить того, что охраняется под рукою державною.


11. ^ Предадятся в руки оружия. Сказав прежде, что враги его умрут, Давид по связи здесь говорит теперь и о том, каким образом умрут, именно, что будут преданы в руки оружия (оруженосцев), то есть, падут на брани. А сказав переносные слова: в руки оружия, сим он хотел изобразить неизбежность меча и смерти.

^ Части лисовом будут. Когда, говорит, Саул и прочие враги мои будут убиты на брани, тогда лисицы и прочие звери разделят их себе в пищу, как остав­шихся не погребенными. Или по словам Феодорита, лисицами означает то, что их не умертвят воины сильные и мужественные, но ничтожные, хитрые и слабые. Ибо таково животное ничтожное, коварное и слабое—лиса. Такими то—коварными и ничтожными людьми будут растерзаны враги мои. Притом лисицами указывает на инонлеменников, обитавших в окрестностях, которые воевали против Саула *).


*) Слова того же Кирилла: Разделяют между собою души слабейших (людей) мысленные лисицы, питающиеся мертвыми и смрад­ными телами, то есть злые и страшнейшие ду­хи. Ибо лисица, как хитрый и нечистый зверь, принимается за изображение нечистых духов злобы, коими во все стороны развле­каются склонные к лености. Оригена: Говорят, что львы, поймав какое либо живот­ное, пьют из него кровь и хищнически пожирают попавшееся, а особенно главнейшие члены, а излишнее оставляют, что найдя едят лисицы. Итак, поелику они видят то, что убито уже другими: то сим выражает то, что их постигнуть одни за другими различные наказания, и что переходя от одних к другим, они будут подвергаемы различным истязаниям.


12. ^ Царь же возвеселится о Бозе. Царем Давид называет самого себя, как помазанного, по повелению Божию. Итак, он говорит, что будет веселиться не о смерти врагов своих (поелику, напротив, плакал и рыдал после, когда узнал о смерти Саула и сына его Ионафана, как это видно из 1й главы 2й Царств), но будет радоваться о Боге, который избавляет любящих Его. Или под царем можешь разуметь царствующего и господствующего над страстями; а под хваля­щимся—того, кто обещается пред Богом вести жизнь добродетельную и сие обещание свое подтверждает, как говорит богоносный Максим, делами *).


*) Слова Божественного Максима: Всякий достоин похвалы, кто, пообещав Богу божественную жизнь, клятвы доброго обещания исполняет посредством произведения дел правды.


^ Похвалится всяк кленыйся им. У подвластных народов было обыкновение клясться царем своим и говорить: здоровье царя! что я этого не делал, с произношением и других подобных слов. Но доколе Саул был в живых, кто дерзнул клясться жизнью и здоровьем Давида, тот делался виновным и подвергал жизнь свою опасности; а по смер­ти Саула, кто клялся жизнью и здо­ровьем царя Давида, тот весьма похвалялся, как обнаруживавши содружество с ним.

Яко заградишася уста глаголющих неправедная. Уста, говорит, врагов, говоривших против ме­ня неправду, потому что составля­ли на меня клеветы и обвинения и уста рассуждавшие об истреблении меня, заградились смертью, так что более не могут говорить против меня.

Так изъясняется сей псалом в отношении к видимым врагам; а в отношении к невидимым изъясняется так, что мыс­ленные демоны сойдут в глубочайшие подземелья, или в тартар. Ибо верховный Петр говорит: Бог ангелов согрешивших не пощадил, но в тартар, связав узами мрака и сохранив, предал их суду (2Петр. 2, 4). Ибо тар­тар, как говорят, находится в подземелье. А под мечем, которому преданы демоны, можешь разуметь истязание от Бога.



3816053019651681.html
3816163706159053.html
3816297992681095.html
3816350259472764.html
3816500899816139.html