Нормам Винчент Пеал Наконец-то, появилась книга - страница 6

^ Глава ШЕСТАЯ

Через две недели после возвращения каравана в Пальмиру Хафида подняли с

соломенного матраца, на котором он спал в хлеву, и велели тотчас явиться к

Патросу.

Хафид поспешил в покои хозяина и застыл в нерешительности перед

огромным ложем.

Патрос открыл глаза и с трудом сел на постели. Лицо его похудело, на

руках проступили синие прожилки вен и в нем с трудом можно было узнать

человека, с которым Хафид разговаривал всего двенадцать дней назад.

Патрос придвинулся к юноше, который, осторожно присев на край кровати,

ожидал, что скажет хозяин. Даже голос Патроса совершенно изменился со дня их

последней встречи.

- Сын мой, у тебя было довольно много времени, чтобы пересмотреть свои

планы. Ты до сих пор думаешь стать большим торговцем?

- Да, господин. Старик кивнул.

- Да будет так. Я рассчитывал дольше побыть с тобою, но, как видишь,

сейчас планы переменились. Хотя я и считаю себя хорошим торговцем, все же не

могу откупиться от смерти. Она целыми днями поджидает меня, как голодная

собака у дверей нашем кухни. Как и собака, она знает, что однажды дверь

останется без присмотра...

Патрос закашлялся, и Хафид, не шевелясь, смотрел, как старик хватает

ртом воздух. Наконец, кашель прекратился, и Патрос смог слабо улыбнуться:

- Нам недолго осталось быть вместе, поэтому начнем. Сперва вытащи

из-под кровати маленький сундук из кедра.

Хафид улыбнулся, достал сундучок, перетянутый ремнями, и поставил его

на кровать у ног Патроса.

- Много лет назад, когда положение мое было хуже, чем у погонщика

верблюдов, мне посчастливилось выручить одного путешественника с Востока, на

которого напали двое разбойников. Он утверждал, что я спас ему жизнь, и

захотел вознаградить меня, хотя я ничего не просил. Поскольку у меня не было

ни семьи, ни денег, он велел мне отправиться к нему домой, где меня приняли,

как родного.

Однажды, когда к тому времени я уже достаточно созрел для новой жизни,

он показал мне этот сундук. Внутри" было десять пронумерованных пергаментных

свитков. В первом излагалась тайна обучения, в остальных - все правила и

секреты, необходимые, чтобы добиться большого успеха в искусстве торговли.

Весь следующий год я ежедневно обращался к мудрости свитков и, благодаря

ключу обучения первой рукописи, постепенно запомнил все тексты слово в

слово, пока они не стали частью души и моей жизни. Они стали моей второй

натурой.

Наконец, я получил сундук со всеми десятью свитками в подарок, и, кроме

того, запечатанное письмо и кошель с пятьюдесятью золотыми монетами. Письмо

я должен был вскрыть не раньше, чем дом моего покровителя пропадет из виду.

Я распрощался с домочадцами, дошел до торгового пути на Пальмиру и там

вскрыл письмо. В нем мне предписывалось взять золотые монеты, применить то,

чему я научился по свиткам, и таким образом начать новую жизнь. Далее, мне

было ведено всегда отдавать половину всех своих доходов другим, менее

удачливым, но пергаментные свитки я должен сохранить в тайне до того

времени, пока мне не будет дан особый знак, указующий на преемника.

Хафид пожал плечами:

- Я не понимаю, господин.

- Я объясню. Я продолжал ждать этого человека, отмеченного знаком, на

протяжении многих лет, и все это время использовал знание свитков весьма

удачно. Я уже перестал надеяться, что такой человек вообще появится, как ты

вернулся из Вифлеема. И я впервые подумал, что именно ты избран получить эти

свитки. После того, как ты явился под той яркой звездой, сопровождавшей тебя

из Вифлеема, в сердце своем я пытался постичь смысл этого, но решил не

испытывать волю богов. Когда же ты рассказал о том, как отдал халат, столь

дорогой для тебя, мой внутренний голос сказал мне, что долгие поиски

завершены. Я все-таки обрел наследующего этот сундук. Странно, когда это

свершилось, сила жизни постепенно начала оставлять меня. Теперь конец мой

близок, но долгое ожидание завершилось, и я могу уйти из этого мира

спокойно.

Голос старика ослаб, но он сжал свои худые пальцы и нагнулся еще ближе

к Хафиду.

- Слушай, сын мой, ибо нет у меня сил повторить это. Со слезами на

глазах Хафид подвинулся ближе к хозяину и дотронулся до его руки. Великий

торговец с усилием произнес:

Я передаю тебе этот сундук и его драгоценное содержимое, но прежде ты

должен принять на себя некоторые обязательства. В сундуке есть кошель с

сотней золотых талантов, с этим ты сможешь выжить и сделать небольшой запас

ковров, чтобы вступить с ним в деловой мир. Я мог бы оставить тебе былое

состояние, но это сослужит плохую службу. Будет намного лучше, если ты сам

станешь богатейшим и величайшим в мире торговцем. Видишь, я не забыл о твоей

цели.

Немедля оставь этот город и отправляйся в Дамаск. Там получишь

безграничные возможности для применения того, чему тебя научат свитки.

Отыскав безопасное жилище, открой только первый свиток и читай его снова и

снова, пока ты не постигнешь тот тайный метод, который ты будешь применять

для освоения правил успешной торговли, изложенных в остальных свитках. По

мере изучения каждого текста ты сможешь начинать торговать закупленными

коврами, но, как предписано, продолжай изучать следующие. Если соединишь то,

чему учился, с вновь приобретенным опытом, твои доходы будут умножаться

ежедневно. Итак, мое первое условие: ты должен обещать, что будешь следовать

наставлениям, изложенным в первом свитке. Ты согласен?

- Да, господин.

- Хорошо, хорошо... Применяя правила свитков, ты станешь гораздо

богаче, чем мечтал. Мое второе условие: ты должен всегда отдавать половину

своих заработков тем, кто нуждается. Нарушений этого условия не должно быть.

Ты готов к этому?

- Да, господин.

- И теперь условие самое важное. Тебе запрещается разглашать свитки или

заключенную в них мудрость кому бы то ни было. Однажды появится человек, о

котором тебе будет знак, подобный тому, как звезда и твой бескорыстный

поступок были знаками для меня. Когда это случится, ты распознаешь знак,

даже если человек этот и не будет знать о своей избранности. Когда сердце

подтвердит твою правоту, ты отдашь ему или ей сундук с его содержимым, но

потом уже не нужно будет налагать на преемника все те условия, которые были

наложены на меня и на тебя. В том, полученном мною письме, было сказано, что

третий обладатель свитков имеет право донести миру послание, если пожелает.

Обещаешь ли ты исполнить и это третье условие?

- Да.

Патрос облегченно вздохнул, словно освободившись от тяжкого груза, тихо

улыбнулся и дотронулся до лица Хафида иссохшими ладонями.

- Бери сундук и уходи. Я тебя больше не увижу. Я люблю тебя, желаю

успеха, и пусть Лиша разделит все счастье, которое ждет тебя в будущем.

Не сдерживая слез, Хафид пошел с сундуком к дверям спальни. На пороге

он задержался, поставил сундук на пол и обернулся к своему хозяину:

- Неудача не сломит меня, если сильна моя решимость?

Старик еще раз улыбнулся, кивнул и, прощаясь, помахал рукой.


3760411536540045.html
3760580887526645.html
3760687582960447.html
3760746467930862.html
3760810487867860.html