Глава 12. Английский танцевальный кэмп - Вадим Гурангов, Владимир Долохов  – Фейерверк волшебства Роман-учебник веселого волшебства

Глава 12. Английский танцевальный кэмп

^ Амиго, колумбийки. Танцы Пукинса


Вскоре Вовка сидел в просторном вагоне электропоезда, удобно устроившись на мягком красном сиденьи. За окном скоростного экспресса мелькали аккуратные домики, крытые черепицей; возделанные поля; островки леса и замшелые стволы одиночных деревьев; цветущие розовым вересковые пустоши; уютные, утопающие в зелени городишки со средневековыми замками и островерхими соборами.

Солнце клонилось к закату, и когда поезд прибыл на нужную Вовке станцию, уже стемнело. В приморском городке Бридпорт, находящемся на территории графства Дорсет, Тараканов сел в такси, и через двадцать минут узкая дорога привела к живой изгороди, ограждающей просторную поляну со скошенной травой.

Это была территория фермы, на которой располагались палатки участников кэмпа. В центре возвышался огромный шатер с желтыми и коричневыми полосами. Кое-где на поляне стояли большие вязы, а со стороны, противоположной дороге, ферму огибал ручей, берега которого заросли ивой и кустарником.

Вовка быстро нашел стоянку русских танцоров, среди которых встретил знакомых девчонок с питерского слета. Палатку он поставил в отдалении, возле ручья, предвидя, что наша тусовка будет по ночам колобродить с песнями возле костра, не давая уснуть. Попив на русской стоянке чаю и обменявшись новостями с народом, Тараканов завалился спать.

Наутро он осмотрел место кэмпа. Без бытовых удобств буржуи обойтись не смогли: имелись умывальник с водопроводной водой, большая кухня и столовая. Вагончик с дровяной печкой был оборудован под душ, а туалеты, к которым вели дощатые лесенки, располагались в высоких обитых досками кабинках, напоминавших то ли эшафоты, то ли сторожевые башенки. Усевшись на стульчак, Тараканов почувствовал себя монархом, обозревающим с трона свои владения.

На завтрак кормили овсянкой и мюслями, а в остальное время – фасолью и овощами. Запасливый Тараканов успел прикупить в Лондоне сыру и фруктов. Он настолько обленился, что в течение всего кэмпа ни разу не развел костер – кипяток на кухне был всегда.

В полдень среди русских объявился Леха, чудик из Новосибирска, подсевший на танцы после тамошнего семинара Болеслава. Он прикатил автостопом, добравшись от Москвы до Бридпорта за три дня и прибыв в Англию из Дании, на пароме. Леха имел веселый нрав и был высоченным широкоплечим красавцем с черными, как смоль, кудрями. Он сильно походил на испанца, и когда в прошлом году ехал автостопом через всю Европу, в Испании его принимали за коренного жителя страны. Тараканов сразу подружился с Лехой, прозвав его «Амиго».

Перед отъездом в Англию Вовка накатал заговор на отличную погоду, и первые пять дней стояла жара. Спасаясь от нее, русская компания совершила вылазку на живописный берег океана, с высокими песчаными скалами ярко желтого цвета, резко обрывающимися к прибрежной полосе песка. Вода Атлантики оказалась очень холодной и соленой.

Вовка все-таки обгорел и прикупил в супермаркете пшикалку против загара. На другой день погода испортилась: небо заволокло тучами, и начались дожди, к счастью, кратковременные. Резко похолодало, и Тараканов ходил в свитере и куртке.

– Да, не удалось полностью задвинуть картину мира британцев, – резюмировал Вовка. – Однако и пять солнечных дней – это здорово.

Тараканов убедился в Юлькиной правоте насчет того, что в России самые крутые танцы. Замороженные англичане пели и двигались в танцах правильно, но без огня в душе. Такого фантастического энтузиазма и блеска глаз, как на питерском слете, здесь не наблюдалось. Однако Вовка не нуждался в толчках извне, чтобы поймать состояние экстаза – он сам легко заводил себя в танцах, мгновенно входя в звенящий энергетический Поток.

На пару с Лехой они демонстрировали бушующий Огонь, отрываясь в танцах по полной программе. Они скакали как заведенные и мощно пели, пропуская через себя гудящие потоки силы. За неудержимый восторг Амиго и Вовку прозвали на кэмпе «Крэйзи рашен».Впрочем, среди англичан и немцев тоже были люди, врубающиеся в энергию, и Тараканов быстро нашел с ними общий язык.

Родственными душами для Вовки с Лехой оказались две молодые колумбийки, с искрящимися глазами, танцевавшие с таким же кайфом, как и «бешеная» парочка. Особенно Тараканову пришлась по душе кудрявая Мария Констанция Хименес Рамирес, которая неподражаемо гримасничала и разыгрывала Вовку. В первый же день, в столовой, во время ужина, Мария Констанция вместе с Лехой грянули «Бэса ме мучо», закатывая глаза от удовольствия.

Амиго, неплохо говорящий по-испански, сделался неразлучным с колумбийками. Их трио выглядело довольно забавным – длиннющий сибиряк в обнимку с маленькими сеньоритами. Латиноамериканки пригласили ребят на новогодний танцевальный слет в Перу, и Амиго принялся строить планы путешествия автостопом через Атлантику, в духе товарища Бендера – на банановозе!

Вовку удивило, что западная публика совершенно не умела обниматься. Два-три символических прикосновения на несколько секунд (причем с одной руки), и в шатре начинался всеобщий гомон и разговоры, а через пять минут все разбегались по своим стоянкам. Энергия, набираемая в процессе танцев, мгновенно улетучивалась.

Тараканов с Амиго сперва обучили долгому двойному объятию фавориток-колумбиек, а потом и других танцоров, понимающих толк в энергии. Фаворитки активно распространяли новую технику среди участников. Когда очередной партнер норовил привычно отстраниться и забалагурить, Тараканов мягко удерживал объятия. Вовка шептал торопыге на ухо, что это «long Russian embrace», и, подстроив дыхание, стоял долго. Потом, медленно освободившись, поднимал другую руку и обнимал повторно, показывая «double Russian embrace».

С каждым вечером процедура объятий удлинялась, и часть публики уже не разбегалась сразу, как раньше. Многие благодарили Вовку за подаренные им сильные переживания и жаркий поток, идущий из его сердца.

Пляски проводились разными ведущими, и Вовка участвовал во всех танцах, с утра до ночи, записывая их на миниатюрный цифровой диктофон. На кэмпе было много новых для Тараканова красивых танцев и сильных зикров. Огонь внутри Вовки гудел, то разгораясь от энергичных плясок, то смягчаясь от нежных танцев с тонкими вибрациями.

Запомнились ему танцы в исполнении англичанки Малики, скромной девушки с глубоким нежным взором. Очень необычный танец «Шива-Шакти» показала дамочка с Гавайев, худенькая и маленькая, но излучающая огромную внутреннюю силу (Вовка окрестил ее настоящим воином, женщиной-нагвалем).

Танец состоял из двух частей. Сначала женщины, пропуская сексуальную энергию Шакти, пляшут танец соблазнения снаружи мужского круга, завлекая прелестями женского тела, сверканием глаз и фривольными движениями. А потом мужчины галопируют вокруг них, воплощаясь в воинственного Шиву, распаляя огонь страсти и завоевывая сердца прекрасных амазонок. Танец высвободил сверхмогучую энергию (недаром старикан Фрейд о ней долдонил), древнюю и неописуемую. Один белый, как лунь, дедочек, лед девяноста, который еле-еле передвигался, в этом танце выделывал такие коленца, что позавидовал бы семнадцатилетний отрок.

Еще Вовка подружился с очаровательной седеющей дамой из Аргентины, остроумной Шарлоттой. Она провела суперзажигательный танец «Пача Мама», мелодию которого Вовка слышал на Юлькиной кассете.

Организатором кэмпа был замполит Пукинс, как окрестил его на питерском слете майор.

Джон сразил Тараканова наповал сногсшибательным зикром «Ху-у-у-у…» Протяжное нарастающее по высоте пение в совокупности с долгими вращениями перенесли Вовку куда-то за границы привычной «реальности».

Джонни дал возможность разогнать энергию до предела, наращивая мощь пения и не ограничивая народ по времени (зикр длился около часа). Накачка потока достигла пика, когда началось кружение в парах. Тараканов с Лехой кружились с максимальной скоростью, сбросив футболки, хотя ночью было холодно. Тела, разогретые от пламенеющего Внутреннего Огня, гудели и вибрировали, пот струился ручьями. От жаркого дуновения Нагваля в пустой голове изредка проносилась мысль: «Вот так и сходят с ума». Мысль не была эмоционально окрашена, это была просто трезвая констатация происходящего. Внутри шатра по периметру висели керосиновые лампы, тусклый свет которых слегка рассеивал ночную тьму. От призрачного освещения мистичность действа была еще круче. В тот вечер Абдулла даровал Вовке энергетический куш!

Каждое утро, ровно в восемь часов и ни минутой позже, маэстро начинал танцы, которые Тараканов посещал так же неукоснительно, как правоверный иудей по субботам синагогу. Джонни неторопливым шагом выходил в центр шатра, в коротких резиновых сапожках, неподражаемых толстых трениках оранжевого цвета, оттопыренных на коленях, и коричневой кофте. Вовка балдел от того, как грациозно Пукинс ставит ножку в рыжем сапожке, показывая танец, как тянет мысочек, как пластично взмахивает ручками, как изящно вращается. Каждое движение отточено и доведено до совершенства. Завораживающее зрелище!

Отдавая дань уважения яркому таланту маэстро, Вовка подарил ему купленную в Шереметьевском «Duty Free» красочную футболку с изображением рублевской иконы «Троица», а на ярмарке приобрел у него собрание сочинений на трех CD и новую книгу, содержащую 117 танцев и прогулок. Как-то в перерыве между танцами Тараканов вместе с Амиго листал ее в палатке, под шум традиционного английского дождика. Просматривая раздел «101 совет ведущим танцы» и представляя Джонни, друзья изрядно повеселились. Вот некоторые инструкции:


^ Сексуальное домогательство осуждается в мире танцев.

Распознавайте и уважайте джинна (вредного духа, посланного, чтобы проверить вас).

Благосклонно примите, что некоторые танцоры имеют ограниченные способности.

Изношенная одежда выравнивает ваше намерение.

^ Несколько минут медитации перед сеансом могут быть полезны.

Используйте розовое масло как духи, когда ведете танцы.


Появление Нурика в гамаке. «Мэйи Тотэдэ», любовь к Даше. Отъезд с кэмпа


Однажды, ближе к концу слета, после обеда, Тараканов с Амиго, раздевшись до трусов, плясали суфийский рок-н-ролл «Only heart with wings can fly!»*. Они изменили слова к этому танцу: «Лишь горячее сердце может летать!» и придумали другие движения. Сперва Вовка и Леха легонько ударяли друг друга по сердцу правой рукой, потом левой, пробуждая жарок, а затем, взмахивая руками, как крылами, менялись местами. Тренируя новый вариант, оба вошли в раж и горланили на всю поляну, подскакивая на мягкой травке.

Вдруг Вовка замер на месте, услышав знакомый хрипловатый голос, распевающий «Ом Рам Рамайя Сваха». Он огляделся и, никого не обнаружив, тряхнул головой, решив, что послышалось. Но задорный голос с характерными глуховатыми интонациями звучал все громче, и принадлежать он мог только одному – Нарайяну. И тут Тараканов узрел самого маэстро, раскачивающегося на толстой широкой сетке, привязанной для детей, как гамак, к большущему вязу на пригорке, неподалеку от Вовкиной палатки! «Спагетти Суфи» замахал Вовке руками и принялся раскачиваться, как шимпанзе на лиане, едва не вывалившись из сети. Тараканов радостно обнял вездесущего Нурика.

Вовка стал пытать Нарайяна на предмет новых зикров. Оказалось, что после российского слета крыша маэстро еще долго носилась по безбрежным энергетическим просторам, и он насочинял несколько зикров с очаровательной музыкой.

В тот вечер на танцах Нарайян задал жару публике, проведя несколько новых шедевров. В глубочайший транс Вовку ввел зикр «Мэйи Тотэдэ Пас Мэйи» (в переводе с санскрита «Где ты меня ищешь? Я здесь»). Когда под громкий перебор гитарных струн все затянули протяжную мелодию, наполненную силой и трансцендентной грустью, Вовка окунулся в водопад энергии.

В конце, во время молчаливой медитации, Вовка почувствовал, что тело окаменело от праны и сейчас взорвется на миллиарды кипящих пузырьков. Затем во время очень медленного и глубокого вдоха его плавно выгнуло, энергия ровным потоком поднялась по позвоночнику в голову и устремилась в пространство. Дыхание прекратилось на несколько минут. Народ уже обнимался, когда Вовка наконец почувствовал, что возникла потребность выпустить воздух из легких. Совершив такой же едва ощутимый и долгий выдох, он выпрямился и, открыв глаза, некоторое время не мог понять, что за странный мир его окружает.

Охваченный гудящим вихрем, он осознал смысл пропеваемой фразы, понял ее не головой, а всей сущностью. В течение жизни мы гоняемся за миражами: материальными благами, женщинами (мужчинами), властью, духовными игрушками – в поисках наслаждения, а по сути – в поисках Бога, который проявляет себя через все это. Катаемся от угла к углу, томимые вечной жаждой и не находящие удовлетворения. Между тем источник несравненного кайфа находится в нас самих, Бог живет в сердце каждого, «здесь».

Уже потом Тараканову пришла мысль, что «Тотэдэ» оказал бы мощнейшее исцеляющее действие на тех, кто страдает от потери близких, на депрессивных, тяжелобольных или умирающих людей.

Вовка подумал о Даше. Слова зикра «Где ты меня ищешь? Я здесь» были созвучны картине мира, в которую играл Тараканов, чтобы не страдать из-за невозможности встретиться с любимой. Даша жила в его сердце, Вовка видел ее всюду: в небе, солнце, дождике, лужицах, воробьях, в зелени листвы, в окнах машин и домов, в лицах прохожих… Он слышал дыхание любимой, и порой ему казалось, что стоит обернуться и он увидит ее сияющие голубые глаза.

Все пело и ликовало внутри Вовки, просто от одного знания, что где-то на этом свете есть Даша. Сердце Тараканова было переполнено нежностью и распахнуто настежь, из него струились водопады тепла и ласки. Стоило Вовке подумать о девушке из далекого Казахстана, как накатывал сильнейший Поток, и тело разогревалось, как печка.

Вовка с Дашей писали друг другу по электронной почте (пока Вовка был в Москве) и регулярно перебрасывались SMS-сообщениями с мобильного. Даша, как и предполагал Тараканов, держалась, как настоящий воин. Она не страдала из-за разлуки, а испытывала те же чувства радости и благодарности за, что такая Любовь есть в ее жизни. Девушка писала Вовке изумительно нежные и светлые письма. О том, что сердца их связаны невидимой нитью. О том, что она встает и ложится с мыслями о Вовке, и мысли эти окрашены радостью. О том, что даже если все завершится прямо сейчас, она все равно будет счастлива.

За день до отъезда Тараканова в Англию Даша прислала ему стихотворение удивительной силы:


Твоей мне не нужно свободы...

Её, как пламя,

Как воду,

Удержишь разве в руке?

Мужчины крылатой породы

Не ходят на поводке.

Прощаться – такая морока,

Не будет ни слёз, ни упреков,

Лети себе – добрый путь!

Я знаю, сперва одиноко

Мне будет.

Ну что же, пусть.

Стерплю,

И глядеть привыкну

Без грусти на небеса,

При встрече тебя не окликну,

Предчувствуя, что ты сам

Разлуки не выдержишь долго:

Придешь, постоишь за порогом,

И, сбросив свои крыла,

Войдешь с виноватым вздохом:

«Ты правда меня ждала?»…


В тот же вечер Вовка отправил Даше ответный стих:


Счастье рвется наружу,

Мир танцует и поет,

Любовь его вихрем кружит,

Меня увлекая в полет.


Я не верю, что так бывает.

Неужели все это со мной?

Сердце в груди замирает,

А может это сон мой?


Разыграна пьеса по нотам,

Я всем кричу: «Браво! Бис!!!»

Я на вершине блаженства,

Мгновенье, Остановись!!!


А, впрочем, беги себе дальше,

Ведь прошлого не вернешь.

Раскрыто сердце настежь,

В нем пробудилась Любовь!


И спрятать ее невозможно,

Обратно замуровать.

Теперь одним стало больше,

Кто будет мир освещать,

Хотя бы одно мгновенье...


За два дня до окончания слета к русской тусовке присоединился Тим Кармахакер, чудик, сочиняющий электронную психоделическую музыку и живущий в Лондоне, центре мировой трансмузыкальной культуры. Тимка раньше жил в Москве и бывал на семинарах Болеслава.

Кармахакер предложил Вовке пожить несколько дней в его лондонской квартире, пообещав показать свои места силы.

В день отъезда Тараканов проснулся рано и, увидев на западе наползающие синие тучи, быстро собрался. Убрав рюкзак под навес, Вовка зашел в шатер на прощальные танцы. Солировал Джонни. После трех танцев народ быстро разбежался, ибо грянул сильнейший ливень. Вовка остался в шатре. Потоки воды хлестали по крыше, порывы завывающего ветра раскачивали шатер так, что казалось, сооружение вот-вот рухнет. В шатре разлилась огромная лужа, и лишь небольшой островок земли оставался сухим.

Дождь поливал долго, и Тараканов успел попрощаться с Амигой и колумбийками, которые на машине общительного шотландца, прозванного русскими Дунканом Маклаудом за внешнее сходство с Горцем, отбывали к нему в гости, в край холмов, виски и клетчатых юбок.

Между тем Нурик сгонял в дом фермера, чтобы вызвать такси до Бридпорта. Когда прибыло такси, дождь немного ослабел. Нарайян, Вовка и Тимофей, загрузив рюкзаки, забрались в машину. Тараканов с Кармахакером активно такали, и по прибытии на станцию дождь прекратился, сменившись ярким солнцем.

Лондонский поезд отправлялся через час с небольшим, и путники двинулись в привокзальный паб, перекусить. Паб, сверкавший чистотой, поразил путешественников идеальным порядком. Внутри было тихо, седой джентльмен в уголке читал газету и попивал кофе со сливками, оттопырив мизинчик.

Когда промокшие путники в сапогах и кроссовках, облепленных грязью, ввалились в паб, чопорный бармен, облаченный в безукоризненно белую рубашку и черную бабочку, отвлекся от надраивания бокалов, медленно поднял на гостей взгляд и важно приветствовал их на изысканном аглицком:

– Good morning, gentlemen!

– Hi, guy! – клюнув горбатым шнобелем и махнув рукой, небрежно бросил взлохмаченный Нурик, одетый в те же пестрые лосины, в которых прибыл в Москву, только в ошметках грязи, ту же выгоревшую футболку, обтрепанную на шее, и некогда белые кроссовки.

Вовка прыснул со смеху. Через минуту денди беседовал с гаем, как с закадычным приятелем. Тараканов подивился, наблюдая, как мгновенно Нурик располагает к себе людей, даже таких напыщенных, как этот классический англичанин.

В поезде вся троица сладко подремывала. За полчаса до прибытия Нарайян встрепенулся и принялся выспрашивать у Тимки его адрес и названия ближайших к нему станций метро. Потом он куда-то испарился. Возникнув вновь, Нарайянчик, возбужденно жестикулируя, заявил, что лучше выйти не на вокзале Ватерлоо, а на несколько остановок раньше, чтобы не делать крюк. Там можно пересесть на другой поезд, проехать одну остановку и тогда они окажутся на станции метро «Tooting Broadway», рядом с которой находился дом Тимофея.

Благодаря ушлому маэстро путники сэкономили пять фунтиков и добрались до Тимкиного жилища быстрее, чем предполагали. Вовка поделился с Кармахакером выводом, что жизнерадостный и гибкий Нурик может обаять кого-угодно, и в любой ситуации будет чувствовать себя как рыба в воде.

Поужинав с русскими друзьями, Нарайян горячо попрощался с ними и укатил в аэропорт – вечером он улетал в Мексику, на танцевальную тусовку.


^ Глава 13. Лондон

Домашняя студия Тимки


Утро следующего дня выдалось солнечным, веселым, под стать Вовкиному настроению. Невесомые пылинки игриво кружились в лучах ласкового света, пронизывающего комнату Кармахакера. На душе у Вовки было тепло и радостно, как будто внутри него включилось маленькое солнышко. В голове мелькали обрывки последнего сна, в котором Тараканов проводил сложный танец с изумительно нежной мелодией и летящими движениями, сочиняя его на ходу.

Вовка лежал на продавленном кожаном диване в просторной комнате с высоким потолком. Несмотря на свои размеры, комната казалась тесной из-за царившего в ней страшного беспорядка. На полу бесформенной грудой валялись мотки пыльных проводов, микрофоны и всевозможные шнуры с закругленными металлическими наконечниками. У стены напротив стояли массивные колонки и огромный стеллаж с лазерными компактами и мини-дисками, которыми было усеяно все помещение, особенно круглый полированный столик посреди комнаты. На длинном столе вдоль стены стояли компьютер, несколько синтезаторов и прочая аудиоаппаратура, назначение которой Тараканову было неведомо. Кроме того, везде были разбросаны дискеты, видеокассеты, книги с русскими и английскими названиями.

За компьютером вполоборота к Вовке, раскачиваясь в такт музыке, сидел Тимка, в крутых профессиональных наушниках. Он был моложе Вовки, среднего телосложения, с густой гривой каштановых волос. Тараканова Тимофей не замечал, поглощенный творческим процессом. Вовка выглянул в большое окно справа, сквозь которое падали косые лучи солнца. Окно выходило во двор, и с высоты пятого этажа открывался очаровательный вид на ухоженные домики с оранжевыми черепичными крышами, окруженные лиственницами, каштанами и цветущими кустарниками.

Тим потянулся за белой пачкой сигарет и обнаружил, что Вовка проснулся. Сняв наушники, он провозгласил:

– Доброе утро! С прибытием в коллективное сновидение!

– Да, утро отличное, – отозвался Тараканов. – А где же знаменитые лондонские туманы?

– Я их разогнал на летние каникулы, с пользой для них. А вообще они там же, где утренняя овсянка и надменные англичане, – в твоей голове! Весь мир сплошная мистификация, собрание сказок и легенд. Лондон – это непредсказуемый город, за что я его и люблю. Здесь на каждом шагу дыры в параллельные миры.

Тараканов посмотрел на Тимофея. Вид у того был совершенно отъехавший: всклокоченные волосы, аккуратные бакенбардики, несколько оттопыренные уши, одно из которых было проткнуто большим черным шипом. На среднем пальце левой руки красовался перстень из серебристого металла со стилизованным глазом, на правой руке – браслет с рельефными санскритскими письменами, носки на ногах были разного цвета. По манере держаться и говорить он производил впечатление человека незаурядного. Чувствовалось, что он упивается своей реальностью, загадочной и непостижимой, совершенно непохожей на привычный мир, в котором живет большинство людей.

Вовка подумал, что было бы интересно познакомить Тимку с Капитонычем, вот была бы духовно-пороховая смесь!

Марго назвала бы Кармахакера «тепленьким», имея в виду его перманентное состояние легкой эйфории, сходное с состоянием поддатости. Одет он был в широкие черные штаны с накладными карманами на молниях и футболку с космическо-мистическим узором: на черном фоне голубая паутина, в центре которой раскручивается голубая спираль с протуберанцами и белым ядром.

Поймав Вовкин взгляд, Тим не без гордости признался:

– Картинку сам делал на компьютере. Три года назад, когда я в Англии сдался, первое время на жизнь этим зарабатывал – футболки шлепал. А вообще-то я музыку сочиняю, психоделический транс, два десятка альбомов выпустил, на компактах и виниле.

– Разве виниловые диски сейчас кто-нибудь слушает? – удивился Тараканов, вспомнив пластинки своей молодости, вечно издававшие шипение и треск.

– Студийные записи, обеспечивающие высокое качество звука, делаются только на виниле. Да и любой уважающий себя диджей виниловые пласты крутит, – с видом знатока отозвался Тимофей.

Тараканов был знаком с музыкой в стиле «транс» – раньше он частенько слушал ныне закрытую «Станцию 2000» на частоте 106.8 FM или «танцевальное радио номер один», как без лишней скромности именовали его ведущие. В дискоклубы он не ходил, но излюбленные словечки диджеев, произносимые с выпендрежем: «флайера, данспол, плейлист, хитревю», – были Вовке известны и неизменно вызывали улыбку. Ему нравилась заводная и ритмичная трансовая музыка, заряжающая своей бешеной энергией и погружающая в медитативное состояние. Марго не разделяла его симпатий и, услышав громкие звуки какой-нибудь горячей композиции типа «World Brothers», возмущалась:

– Опять свою мозгодробилку включил! Сделай тише.

Вовка принялся увлеченно обсуждать с Тимкой новинки британской транс-музыки и осматривать его хозяйство. Особую гордость маэстро составлял новейший супернавороченный DAT-магнитофон с множеством кнопок, клавишей, рычажков, переключателей, регуляторов и маленьким монитором, смахивающим на экран осциллографа.

– Это бешеная машина, «multichannel hard-disk recorder», больше штуки паундов* за нее отвалил, – признался Кармахакер. – Записывает на жесткий диск, 200 каналов, и можно обрабатывать каждый канал. У нас, музыкантов, есть фраза по поводу цифрового звука: «Когда цифры в ушах, уже ничего не страшно». Ты извини за бардак, я недавно в эту квартиру переехал. Сейчас поставлю тебе одну из стареньких моих вещей – «Yellow Arrow train», под впечатлением «Желтой стрелы» Пелевина написал. Читал? Помнишь, у него Желтая стрела – это поезд, несущийся к разрушенному мосту, это наше существование в телесной оболочке, которое когда-нибудь оборвется. А мы – пассажиры этого поезда, для которых, кроме него, ничего не существует. Мы даже не слышим стук колес, забыв о том, что есть целый мир за окном вагона и что с поезда можно сойти.

Тимофей нажал кнопки, и электронное чудо, напомнившее Вовке пульт управления космическим кораблем из фантастического фильма, ожило, замерцав разноцветными огоньками, а на голубом экранчике забегали вверх-вниз столбики цифрового эквалайзера.

– Каркас пьесы составляет меняющийся ритм большого занзибарского барабана. Этот ритм символизирует стук вагонных колес, – драматическим голосом провещал автор, и комната содрогнулась от грохота.

Мощные звуковые вибрации охватили Тараканова и перенесли его в магическое пространство, в котором не было ни слов, ни мыслей, ни законов, а было ощущение безграничной свободы. Время прекратило свой бег, и когда в наступившей тишине Тараканов очнулся, то смог вымолвить лишь одно:

– Полный улет!

Довольный произведенным эффектом, маэстро пообещал устроить Вовке посещение ночной транс-вечеринки для избранной публики, где он будет играть живьем.

После обеда Тимка с Таракановым отправились гулять по Лондону.



3639743487072353.html
3639890683600518.html
3640116481563605.html
3640226608676445.html
3640319658981932.html