Была ночь, когда Барбара пришла в мир. Слой снега высотой с метр похоронил под собой последние остатки любви к ближнему - страница 6


6


Я должна была снова обследоваться в клинике, в университетской клинике, где я ещё не была. Сначала я хотела сопротивляться, однако быстро поняла, что у меня нет никаких шансов; тогда я покорилась своей судьбе. После несчастного случая, я не была ни в одной больнице, и так прошло уже несколько лет. Уже заранее меня охватывало нехорошее чувство. Когда я становилась в оборону, я пугалась до смерти. Впервые с тех пор, как я могла «видеть», мной овладел неописуемый страх. Это был образ хаоса. Духовно живущих и мертвых животных и людей, всё было единой воющей чёрной массой. Надо всем висел огромный духовный крик о помощи. Как мог здесь работать человек, разве это его не ошеломляло? Мне сказали, что я здесь останусь на два дня. Я дрожала всем телом. Я не могла медитировать. Без устали ко мне стучались тени, не оставляли мне даже самого незначительного места для покоя. Я просила помощи у Михаила, лишь тогда мне посчастливилось с помощью светящегося креста достигнуть немного свободного места и спокойствия. Никогда его воздействие для меня не было таким зримым, как здесь. Его лучи сотворили защитную стену, которая меня укрыла. Но о сне нечего было даже и мечтать. Как только меня оставляли врачи в покое, я отправлялась к Михаилу.

«Многие здесь должны провести всю свою жизнь!» Я осматривала врачей и медсестёр. Они напоминали пленников в крепостных стенах из теней. Тени приходили со всех сторон, тянулись за ними, высасывали их. Кто хотел здесь жить, должен был иметь равнодушный (чёрствый) характер – либо быть святым. Некоторых из таких святых, я могла видеть. Как защитным покрывалом их окружала молитва и любовь. Они смиренно служили всем, постоянно держали частичку мира в руках, и разворачивали её перед теми, кто к ней протягивал руки. Понимание, доброта и утешение укутывало и их пациентов в защитный слой. Энергия, которую они постоянно распространяли, беспрепятственно текла из духовного царства непрекращающимся потоком для тех, кто о ней просил и молился о ней…

Моя комната, должно быть, была передней к аду. Только под защитой Михаила я отважилась там остаться. Там были «души» десятков тысяч животных, которые, как волны из моря слёз, страха и вопля, наполняли пространство. Никогда я не видела ничего страшнее, таких сильных мучений. Эти животные были предоставлены для неописуемых страданий. Это был ад! Сделанный самым страшным преступлением человечества, вивисекцией. Этих животных оперировали в сознании, без усыпления. Если бы существовала школа для дьявола, то она должна была быть здесь! Души животных, в общем, таких весёлых существ, были изуродованы до неузнаваемости. Души животных не были закреплены в их телах так крепко, как у людей. Поэтому они сносили «нормальные» боли намного легче. Животные не страдают, как правило, так сильно со стороны при ранениях и болезнях, как человек. Мышь, с которой играет кошка, зебра, которую забил лев, муха, которую пленил паук, при этом не страдают. Их души удалены от тела так далеко, что они остаются этим неотягощенными. И только нечеловеческие мучения могут привести животное к тому, что его душа может быть втянута в тело обратно, терпит адские муки, и при этом обезображивается так, как я нашла это здесь.

«Почему? Зачем?»

На это нет ответа.

«Так как из войны никогда не воцарится праведный мир, а из несчастья других – счастье, также не дано и через страдания других преодолеть собственную болезнь. Из боли, беды и смерти никогда не может родиться здоровье, и даже тогда, когда речь идет о животных. Лекарства и операционные методы, полученные посредством экспериментов над животными, могут, на первый взгляд, помочь при многих заболеваниях. Но, в целом, причиняет своими побочными действиями намного больше вреда, чем пользы, совсем не рассматривая духовно – душевные последствия, которые во многом ещё тяжелее. Смерть не может породить ни одной жизни. Это закон! Сам Михаил не мог оставаться спокойным. Я ещё никогда не видела его таким взволнованным. «Этим злодеянием мы ответственны за бесконечно многие страдания человечества! Действительно ещё никто не был этим вылечен!»

Мы не могли уже оказать им помощь. Это было слишком ужасно! Я только была счастлива, что мы быстро оттуда ушли. Но образы остались в моей памяти на всю жизнь. Страшные вибрации, которые исходили от места, держали в плену всю клинику.

На следующее утро меня обследовал доктор Штерн. Это был «случайно» тот же врач, который меня так мучил при моём первом пребывании в поликлинике, при моём рождении. Но в этот раз мне удалось подавить гнев и упрёки и, в конце концов, заменить их любовью.

«Он является пленником своего призвания», - говорил Михаил. «Все годы, после своей учёбы, он подвергнут здесь этим вибрациям. Он должен сам проводить эксперименты над животными. Все годы ему вбивали в голову, что приборы – это единственное на что он может положиться. Об интуиции никто не говорил. Бог годится на всякий случай, так для разных сказок. Эта школа не давала никакого другого выбора. Но посмотри, всё же трезво, на доктора Штерна. Не злой. Убеждён, что поступает справедливо. Убеждён, что только так и нужно лечить. Кто в своём образовании научился полагаться только на приборы, кто научился наблюдать лишь за больной частью тела, а не за самим человеком целиком, кто не научился полагаться на свои ощущения, кто без Бога грезит этой клиникой и постоянно предоставлен её негативным, уничтожающим вибрациям, кто «пьёт кровь» подопытных животных и считает страдания за норму, как затем такой человек может иметь способность к сочувствию и любви? Лучше спроси, как возможно, что ещё существует много таких, кто прошёл через эти жернова и, несмотря на всё это, для них любовь, помощь не чуждые слова и которые способны сочувствовать во всём, чтобы они не делали, и при этом всегда видеть перед собой всего человека. В них уже обитает Бог, хотя они часто об этом и не знают».

«Тебе многое придётся в себе преодолеть, чтобы ты снова возвратилась в тело, и подверглась болезненному и неприятному обследованию, я это знаю. Но не вернуться, это было бы самоубийством. Ты уже так же поняла, что боль и страдания никогда не являются бессмысленными. Хотя страдает тело, но оно всегда несёт в себе послание. По большей части это звучит как: Возвратись! Ты на плохом пути! Держись естественного Божьего порядка и заботься о духовных ценностях! Кто хочет втянуть свой дух в материальность, кто делает культ из своей еды и подчиняет естественный отбор пище своего сибаритианства (любитель пожить в своё удовольствие), кто отбирает свободу у своего духа своей собственной зависимостью от лекарств, тот не должен удивляться, когда его дух будет страдать. Болезнь и страдания взывают к духу о помощи и напоминают, о возврате. Таблетки и приборы не могут вылечить, да также и не смеют это делать! Ведь смыслом жизни является не замыкание круга на здоровом теле. Тело только дает вам случай, во много большей мере, духовно развиться, открыться любви. Где правит гнев, ссоры, неуспокоеность и нужда, там тело не может оставаться здоровым. Эти глубинные негативные вибрации изменяют здоровые собственные вибрации тела так, что оно заболевает. Это никакое не наказание, а крик о помощи: «Здесь что-то не в порядке!» Только изменения в мышлении, могут снова возвратить к здоровью. Таблетки могут одурманить, но не могут вылечить! Кто не хотел бы мучиться от страха, должен быть благодарным, когда болезнь ему напоминает и хочет сказать: «Ты – это не твоё тело, ты – это твой дух и не беспокойся о своём теле. Не страшись о нём, оно незначительно! Направь свой дух к Богу и страх пропадёт сам по себе, потому что станет напрасным!» Человек только должен понимать это послание! Болезнь никогда не бывает случайной и вызывается бактериями либо вирусами. Инфекционные болезни встречаются, по большей части, только у немногих. Существует достаточное количество людей, которые пережили, совершенно без вреда, холеру и чуму, хотя беззаветно помогали всем больным без каких-либо защитных мер. Любовь является достаточной защитой. Виновником болезни является собственное ошибочное поведение, сомнения по отношению к Божьему руководству. Тем самым подготавливается почва для бактерий и вирусов. Жаль, что такое отношение погубило многих людей. Они уже не способны познать даже самые очевидные знамения. Одним из них является СПИД. Каждый знает, что человек может заболеть, как правило, только тогда, когда позволит свободному ходу телесных желаний ввергнуться в развращенную сексуальность и наркотики. И вместо того чтобы устранить причину и снова возвратиться к Божьему порядку, человек ищет возможность, как идти дальше искривленной дорогой, как избежать всеми возможными способами и защитными мерами кажущегося наказания. Если бы это было наказание, то и в этом отношении человек не смог бы его принять, так как не понял бы. Потому что человек всегда пытается избежать наказания, особенно если считает себя весьма хитрым. Но не существует никакого наказания! Всё это только необходимые следствия извращённого способа жизни. И ты не сможешь их обойти. Но ещё не поздно сейчас, когда все выходы ведут в тупик, ещё не поздно, в это мгновение, человеку познать, что существует одна совершенно простая дорога, которая всегда ведёт к успеху: возвратится и снова познать Божий порядок.


Как врач может лечить болезнь, не зная причину? Это напоминает то, как кто-то хочет уничтожить холмик крота. Он уничтожает его, но завтра же представиться случай столкнуться с ним в другом месте. Если сегодня «лечить» желудок, завтра будет страдать сердце либо кишечник, либо …! Ты можешь сравнять кротовых холмиков столько, сколько ты захочешь, но постоянно будут появляться новые. Это прекратится лишь тогда, когда поймаешь крота. Поэтому ты должен лечить дух! И затем тебе не потребуется заботиться о теле!

Так же много ваших, так называемых целителей, идёт опасной дорогой. Если оставить в стороне шарлатанов, то все же многие из них ограничиваются только тем, что лечат тело. Только некоторые способны устранять духовные причины. Это единственное, что ведёт к окончательному выздоровлению.

Если кто-то берёт за свою деятельность много денег, тогда ты можешь быть уверена, что это никакая не Божья сила, которой лечат. Духовные дары нельзя продавать. Это дар Божий и должен быть дарован дальше. Бог не просит его оплачивать, и его инструменты тоже. Это касается всех духовных даров. Если некто получил от Бога дар ясновидения или ясноощущения, тогда должен будет раздавать их даром, заработком возмещать только своё необходимое пропитание. Деньги являются самым высшим и самым действующим изобретением дьявола, и если кто-то играет с огнём, то не должен удивляться, если при этом может обжечь пальцы.

Как мало людей способны устранять причины и действительно, лечить дух. Многие целители и врачи претендуют на то, что берутся лечить всё. Спасибо за то, что они на это не всегда способны! Тем они бы лишили человека, часто, единственного шанса, который заставляет его возвратиться. Для многих их болезнь уже стала поводом, для того чтобы оставили всё материальное и устремились к Богу. Ведь, чтобы с тобой случилось, если бы тебя вылечил Инанда Рама? Тебя обобрали бы! Потому что твоя болезнь является для тебя очень важной, да, «жизненно важной». Она стала твоим наилучшим другом. Без неё ты не смогла бы никогда воспользоваться случаем, развиться дальше. Развлечения, спешка, леность пленили бы тебя, и заградили бы тебе духовную дорогу. А без возможности познать смирение, любовь и терпение, ты сегодня не была бы здесь. Или посмотри на свои последние страдания, которые ты уже познала. Для всех них «болезнь» является важной, и имеет какой-то смысл!»

Да, каждый из нас должен быть благодарен за свои страдания, которые его духу предоставили такое изобилие учебных и развивающих возможностей, как «здоровье», которое только с трудом достаётся. Это является ступенью развития. Как мотылёк сначала должен быть личинкой, чтобы затем смочь подняться, так же и в человеческом развитии наступает момент, когда пострадавшему можно приобрести опыт, который иначе приобрести нельзя. Для здорового человека, который не готов видеть такие вещи, это возможно звучит смело. Но за этим стоит дух.


*


Матиасу только пять лет, у него парализованы голосовые связки, и он глухонемой. Но когда к нам пришёл, то представился мне так: «Я научился помогать. Это нечто хорошее, успокаивающее. Человеку делаешь добро, когда можешь помочь. Теперь я должен научиться помогать себе. Это во многом тяжелее. При этом я могу дать возможность другим научиться помогать». Помочь себе намного тяжелее, чем самому помогать. Не каждый, кто желает помощи, нуждается в ком-то и кто подготовлен себе помочь. И в этом, точно, есть смысл для многих пострадавших.

Родители Матиаса не хотели иметь у себя никого из «недоразвитых». До сих пор о нём заботилась, преисполненная любовью, бабушка, которая дала ему то тепло, которое так необходимо страдающему, хотя и сама была больна и едва могла ходить. Или именно из-за этого? От Михаила я знала, что соединённые, как эти двое создания, будут вечно держаться вместе. Никакая буря не может их разорвать. Это плоды духа, которые он здесь должен собирать, чтобы затем с ними жить в другом мире. Деньги ещё никто не смог взять с собой. Но теперь бабушка оставила землю. Так Матиас попал к нам. Его дух был более свободным, чем у других. Я могла с ним хорошо «беседовать» и в бодрствующем состоянии. Дух многих страдающих не так крепко связан с их телом, как у «нормальных» людей. Это так же аргумент в пользу того, что многие из них, со стороны, не ощущают болезнь так сильно, как «нормальные» люди. Их дух более отдалён и ему нет необходимости отождествляться с телом, потому что светские желания, материальность, напряжения и стресс его не принуждают к этому. Это одно из «преимуществ», которым многие страдающие пользуются. Но с другой стороны они много берут на себя. Для себя, чтобы пройти по своему пути большую, и по большей части, более тяжёлую часть пути вперёд, но так же и для остальных, чтобы дать им возможность помогать и отворить им глаза своим немым посланием.

«Это тело, от которого вы зависите, является несовершенным и бренным, его необходимо преодолеть (стать выше над ним). Только дух остается вечным, и его развитие необходимо закончить!»


*


Я снова шла с Михаилом узкой ложбиной вниз, вдоль водопада к маленькому пруду, у которого мы часто сидели. Впервые мне пришло в голову, что цветы постоянно цветут, деревья не перестают плодоносить, что везде приятное тепло, всё прекрасно растёт, и при этом я не видела ни единого дождевого дня. Когда я только ещё обдумывала, как задать вопрос, чтобы не опозориться, Михаил улыбнулся:

«У Бога не существует никакой зимы. Всё исполнено жизни. Везде! Ничто не преходяще и ничто не может увянуть. Всё постоянно находится в расцвете своей жизни. Дождь, солнце, пропитание необходимы только в материальном мире. Для духовного мира Христос является всем. Его сила проходит через всё, из Него всё живёт. Сестра Грация могла бы тебе об этом рассказать».

Какая-то рука легко коснулась моего плеча. Я обернулась. Предо мной стояло светлое существо.

«Сестра Грация, как вы сюда попали?»

Она улыбнулась. «Это я тебя могла бы спросить в первую очередь».

Да, это была правда.

«Михаил, я часто хотела тебя спросить. Я знаю только несколько видов болезней. Их смысл и их возможности. Но какой смысл имели страдания сестры Грации? Ведь она уже так давно была соединена с Богом, что уже не нуждалась в поиске праведного пути».

«Да, я с этим согласен! Бог имеет много возможностей и это одна из них».

«Я должна была страдать, милая Барбара. Это была Божья милость. Немало тех, кто эту милость для себя выпрашивает, и затем её получает».

Михаил молча на нее посмотрел и кивнул головой.

«Ты так же одна из них».

«Я?»

«Да. У тебя так же уже нет необходимости в своей постоянной болезни, для своего развития. Но ты сносишь её в тихом смирении и в самоотверженности. Как раз это и есть то, что я имел в виду».

«Но как это возможно? Ведь каждый должен сам идти своей дорогой. Ему ведь не могут быть засчитаны заслуги других. Это устранило бы его свободную волю».

«В это очень тяжело поверить. Даже я не способен это понять. Так же и самые высокие духи не знают всего. Постоянно подрастают в своей мудрости, и бесконечной Божьей мудрости хватает на целую вечность. А то, что не понимают, принимают покорно и доверчиво. В этом они, неимоверно, отличаются от вас людей. Доверяют Богу, знают, что на Него могут положиться. Бог ещё никогда не нарушил ни единого из своих законов, даже самого малого из них, и никогда этого не сделает. Несомненно, Он способен это сделать, и, наверное, этим мог бы намного ускорить развитие творения. Но Он это не делает. Он сотворил для своего творения ясные и справедливые законы и сохраняет их. Если бы Он сделал хотя бы одно исключение, то никогда бы Его создания не смогли бы на них положиться. Теперь ты знаешь, что значить «верить»? Ты можешь быть тогда в целом уверена, что Он может применить молитву и страдания, пожертвовать для других таким способом, чтобы принести помощь, не нарушая свободной воли. Доверяй Ему!»

Я была счастлива. Мои страдания были важны для меня и необходимы. Это я знала хорошо. Но боли, которые в последнее время стали сильнее, меня мучили сомнениями. Потому что я не могла понять их смысл, я в тайне считала их уже бессмысленными. О, какой я была малодушной. Теперь, когда я узнала, что этим приносила помощь, я радовалась от этого. В последнее время я смогла некоторым помочь и многое в своей среде изменить. Я сняла бремя со старой женщины-дворника. Хотя я и должна была о ней заботиться каждый день, так как она ещё не была достаточно сильной, чтобы оказывать сопротивление нападающим теням, но постоянно делала небольшие успехи. Она стала более приветливой, охотно помогала, а когда молилась, то участвовала при этом всем своим нутром. Помалу, в целом, и почти незаметно она выстроила вокруг себя поле, которое уже не позволяло, чтобы к нему могли так легко приходить негативные чувства и мысли. Она не знала причину, но наблюдала, что здесь было нечто, что облегчало ей жизнь. Тогда в ней пробудилось добро, и она работала над собой изо всех сил. Никто не может быть лишён работы над самим собой, ведь иначе невозможно говорить о свободной воле. Возможно, здесь часто возникает препятствие, которое нам кажется непреодолимым. Но когда мы начинаем работать над собой, когда стараемся серьёзно измениться, преобразовать свои негативные чувства и мысли на любовь, тогда и появляется некто, кто убирает препятствие с дороги. Вероятно, это случится не сразу с утра, вероятно и не после завтрака. Иногда необходимо ждать долгое время, так как воля и терпение должны тоже быть натренированы. Никто не может получить даром. Двери в тюрьме тебе отворяют другие, когда достаточно долго в них стучаться. Но идти каждый должен сам, никто тебя из тюрьмы выводить не будет.


*


Так же и Эрвин делал громадные успехи. Он был только слегка страдающим телесно, но уже третий год терпел от своей выразительной шизофрении. Это раздвоение личности было таким тяжёлым, что он должен был постоянно принимать успокаивающие лекарства. Однако от этого он был таким заторможенным, что был не способен пользоваться рассудком, и самостоятельно принимать решения. Стал рабом. В нормальном состоянии это был милый парень, который для другого человека мог сделать всё. Когда у него начинался приступ, он становился Наполеоном. Каждый был для него неприятелем, и он атаковал его тем, что попадалось под руку. Лицо, поза и даже вся его сущность, каждый раз полностью менялись. И даже речь звучала по-другому.

Когда я впервые увидела, что здесь твориться, я не могла в это поверить. Слишком фантастическим было то, что я увидела. Мне так же не были ясны взаимосвязи. Я обратилась за советом к Михаилу. «Ты видела правильно», - ответил он мне. «Это, действительно, два духа, которые спорят за его тело. Дух парня и второй дух, который смог так прочно поселиться в его теле, что парень уже собственными силами не может избавиться от него. А лекарства, которые он постоянно принимает, вдобавок забирают у него и тот единственный шанс».

«Но как это возможно?»

«В своих переживаниях дух может отдаляться от тела довольно далеко. Если в это время его телом овладеет другой дух, может случиться, что при возвращении, он уже не сможет избавиться от непрошенного гостя. Затем между обоими духами, постоянно происходит борьба. Если побеждает один, то он владеет телом. Если же получит перевес на некоторое время другой, то тело должно слушаться его. А так как тело зависит от духа, то затем часто меняется и внешность такого, достойного сожаления, человека. Это, как и во всём остальном: чего не видим, в то и не верим. К таковым принадлежат большинство тех, кто прозябает в психиатрических учреждениях. Врачи это называют раздвоением личности. Совершенно не зная, как правильно это называть. Существуют случаи, когда дух или духи поселяются в теле так крепко, что законный владелец уже совсем не может возвратиться. И это не так уж редко случается. Если дух оставит тело несознательно, во сне, ничего случиться не может. Тело охраняется, как король. Это является одной из наших задач. А нам можно довериться! Однако, если дух сознательно выходит из тела, то его тогда должны сознательные действия охранять! Это закон, и он находится в связи со свободным решением. Поэтому так важно, чтобы ты перед каждой медитацией заботилась о своей защите: молитвой и через посредство светящегося креста! Существуют ещё и другие возможности, которыми пользуются, прежде всего, чёрные маги. Но те первые две, самые сильные, и ты можешь на них абсолютно положиться. Много, так называемых, медиумов поплатилось, впрочем, это случилось по недосмотру, из-за их высокомерия или по легкомыслию, «потерей тела». Затем они ведут жизнь, как «сумасшедшие», и уже не заслуживают называться именем «медиум». Это умирание заживо. Я хотел бы тебе показать, что явилось причиной болезни Эрвина».

В быстрой веренице событий я видела образы из его детства. Его отец пристрастился к алкоголю. Всегда, когда был пьяным, колотил всю семью и малого Эрвина. Из-за этого он уже дважды был в больнице, в полтора и два года. Однажды он был усеян синяками сверху донизу, после падения со ступенек. Во-вторых, имел сломанную руку – упал при игре на улице. Когда же трёхгодичный Эрвин ночью в постели уписался, отец был вне себя от ярости. Он бросил его в ванну с холодной водой, и удерживал под водой так долго, пока Эрвин не потерял сознание. Тут это и случилось. Его дух не смог снести такой шок и напор, и удалился довольно далеко от тела. А – один из тех многих злых духов, которые постоянно тащились возле отца, овладел его телом. Хотя Эрвину ещё удалось возвратиться, но он уже не был сам. Его отец не проявил ни грамма жалости. Даже это грубое обращение смог скрыть. Эрвин вернулся в родной дом, но это уже произошло.

«Только в одной Германии ежегодно с полумиллионом детей плохо обращаются», - сказал мне Михаил. «После этого, должно быть, около ста тысяч постоянно обращаются за медицинской помощью в больницы. Но большинство таких случаев скрыто и замаскировано под несчастные случаи. А затем людей, которые постоянно должны избавляться от дьявола, считают загадочными личностями!»

Только вот такая живая, загадочная личность, теперь здесь, со мной.

Я вопросительно смотрела на Михаила. Он только тихо кивал. А я стала с той поры, каждый день, интенсивнее заботиться об Эрвине. Я попыталась вытеснить его противника наружу, «обстреливала» его лучами светящегося креста, и достигла очень быстро успеха. Впервые, противник потерял власть над телом. Было зримо видно, что он становиться постоянно слабее. Его случайное сопротивление напоминало лишь отступающий бой. Через несколько недель это получилось. Полностью обессиленный, противник должен был очистить территорию.

«Свет всегда побеждает», - сказал Михаил, «и даже если это иногда длится достаточно долго, и даже порой полностью отступаешь, чтобы затем неожиданной атакой прийти к большему успеху».

Мы надеялись, что он очень быстро возвратиться в этот мир! И Эрвин ежедневно, уверенно излечивался.

«Эти новые лекарства очень быстро подействовали», - предполагали врачи. «Для убедительности, пусть принимает их ещё несколько лет, чтобы не допустить рецидива».

Но небрежность и недобросовестность не всегда являются негативными качествами. В этом случае они очень быстро дали возможность Эрвину вести почти нормальную жизнь. Его лёгкое телесное страдание было уже не таким заметным. Я была счастлива, только вопрос «почему» меня ещё занимал. Я знала, что не существует никаких случайностей, а так же знала, что это не было наказанием. Когда Эрвин нас покинул, ему было восемнадцать лет, и он мог вполне хорошо стоять на собственных ногах. Но, в один момент, я вдруг увидела перед собой мужчину, который в весёлом кругу товарищей, склонял своего приятеля к выпивке. Постоянно его обрабатывал, называя его тряпкой и слабовольным, хотя и видел, что молодой человек не переносит алкоголя. Каждый раз мужчина снова добивался успеха и по-королевски радовался, когда юноша напивался. Но длилось это недолго, и тот молодой человек целиком поддался алкоголю, семья его отвергла, и через несколько лет он умер в нужде. Возможно, мужчина, в тайне, сожалел о своих поступках. Однако внешне оправдывался тем, что каждый должен сам знать, как поступать.

Над нашими входными дверьми весит большая вывеска. На ней написано:

«Запутанные тропы, тень и свет – всё это милость, поэтому не бойтесь их».

Понял ли это Эрвин?


Я смогла помочь многим. Я постоянно воздействовала на их дух, освобождала их от теней, вкладывала им мысль о том, что необходимо находить истинную дорогу. Те, которые на это решались, радостно шли этой дорогой. Их болезни сами по себе исчезали из-за того, что была устранена их причина, неправедный способ жизни. Но многие не были способны к этому. Хотя они и ощущали облегчение, но не хотели напрягаться. Были слишком ленивы, для того чтобы изменить своим привычкам, были слишком слабыми, чтобы собраться с духом и дать своей жизни новое направление.

«Где есть воля, там так же есть и дорога. Но если воля отсутствует, дорога снова зарастает».


3632160103605555.html
3632330208958116.html
3632505876460239.html
3632711096901066.html
3632832116101482.html